Форум » Чайный клуб » Дзенские притчи » Ответить

Дзенские притчи

Olha: Нашла сайт с притчами разных конфессий и учений. Дзенские и буддистские мне очень понравились. Вот, делюсь) Притча: Жизнь, а не логика Однажды монах Лин-чи удивил всех. Когда умер его учитель, Лин-чи расплакался. Он стоял, и слёзы текли по его щекам. Его друзья недоумевали: — Что ты делаешь? Здесь собралось столько людей, и все они шокированы твоим поведением. Их мысли написаны у них на лицах: «Невероятно! Этого просто не может быть! Лин-чи плачет! Мы думали, что он полностью непривязан и его дух свободен. И вот теперь он плачет! Он сам учил нас, что душа бессмертна, что умирает только тело; что тело это материальная оболочка, которая изнашивается и возвращается в землю. Почему же сегодня он плачет?» И мы, твои друзья, тоже не можем понять тебя. Ты учил, что ключом является непривязанность. Почему же ты привязан к своему учителю? На это Лин-чи ответил: — Ваш вопрос логичен. Но что мне делать? Слёзы текут, и я плачу. Для меня самого было открытием, что я плачу. Я сам удивлён. Но что я могу поделать? Так во мне проявляется жизнь. И я не стану подавлять её проявления. Я всегда принимал её целиком. Притча: Сеун и его мать Сеун был учителем дзэн секты Сото. Когда он был ещё учеником, умер его отец, наказав ему заботиться о старой матери. Всякий раз, идя в медитационный зал, Сеун брал мать с собой. Поскольку она сопровождала его и тогда, когда он бывал в монастырях, то он не мог жить вместе с монахами. Поэтому ему пришлось выстроить небольшой домик, где он жил и заботился о матери. Он переписывал сутры, буддийскую поэзию, и тем зарабатывал немного на пропитание. Когда Сеун покупал для матери рыбу, народ потешался над ним, так как буддийским монахам рыбу есть нельзя. Сеун не обращал на это внимания, но матери было больно смотреть, как люди смеются над её сыном. В конце концов, она сказала ему: «Я решила стать монахиней. Я тоже могу быть вегетарианкой». Так она и сделала, и сын с матерью стали учиться вместе. Сеун любил музыку и искусно играл на арфе, на ней играла и его мать. Обычно в ночи полнолуния они играли вместе. Как-то вечером проходившая мимо молодая женщина услышала эту музыку. Глубоко тронутая игрой, она пригласила Сеуна на следующий вечер к себе в гости, чтобы он для неё сыграл. Он согласился. Через несколько дней Сеун встретил её на улице и поблагодарил за гостеприимство. Над ним стали смеяться, оказалось, что он был в гостях у уличной женщины. Однажды Сеун уехал читать лекции в далёком храме. Вернувшись через несколько месяцев домой, он уже не застал матери в живых. Друзья не знали, где его искать, поэтому похороны уже начались. Сеун подошёл к гробу и стукнул но нему посохом. — Мама, твой сын вернулся, — сказал он. — Я рада, что ты вернулся, сынок, — ответил он за мать. — Я тоже рад, — отозвался Сеун, а затем объявил собравшимся. — Церемония окончена, можно хоронить тело. Когда Сеун уже состарился, он знал, что конец его близок. Он попросил учеников собраться утром подле себя, сказав, что собирается умереть в полдень. Воскурив благовония перед портретами матери и своего старого учителя, он записал стихи: Пятьдесят шесть лет, как мог лучше, прожил я, Держа путь свой по этому миру. Вот окончился дождь, разошлись облака, В синем небе луна тихо полная светит... Собравшиеся подле него ученики читали вслух сутру, и под эти священные слова Сеун отошёл. Притча: Уход Бокудзю Почувствовав, что пришло время уходить, Бокудзю — один самых известных Мастеров дзэн — собрал своих учеников и объявил им о своём намерении. А после этого сказал: — Вы все хорошо знаете меня. И вам известно, что всю свою жизнь я ничего ни за кем не повторял. Сейчас мне нужен ваш совет. Знаете ли вы какой-нибудь необычный способ ухода из жизни? Один ученик предложил: — Мастер, может быть, вы умрёте в позе лотоса? Но тут другие ученики заворчали: — Многие мудрецы умирали в позе лотоса, это совсем не ново и совсем не оригинально. Другой ученик сказал: — Ну, вы можете умереть стоя. Они обсуждали это так, словно это была игра. И кто-то вновь возразил: — Нет, были и такие, которые умирали стоя. Это тоже будет повторением. Тогда кто-то предложил: — Тогда остается только одно — умереть, стоя на голове. Думаю, что такого ещё никто не делал. Тут Бокудзю улыбнулся и сказал: — Вот это мне подходит. Прощайте, друзья мои! После этого он встал на голову и умер. Ученики оторопели. Всё произошло так неожиданно, так быстро. Они думали: «И что делать с телом, которое стоит на голове? Наш Мастер такой чудак… Мог бы сказать нам, что теперь следует делать». Так они сидели в растерянности, пока кто-то не нашёл выход. — Послушайте, его старшая сестра монахиня живёт в женском монастыре неподалёку. Давайте лучше позовем её, а то мы можем сделать что-нибудь не так. А будет очень нехорошо, если мы сделаем что-то не так с нашим Мастером. Двое учеников стремглав кинулись за сестрой Бокудзю. Это была его старшая сестра. Она пришла в большом гневе, закричав с самого порога: — Он всю свою жизнь был хулиганом, и никогда не вёл себя как нормальный человек. Но я никогда не думала, что он и умирать будет по-хулигански. Это уже слишком. Где он? Ученики расступились перед нею, и, подойдя к стоящему на голове телу, монахиня сказала: — Бокудзю, ты идиот! Ты стал просветлённым, но не забросил свои выходки. Опускайся, ложись на кровать, и умирай как все нормальные люди. Бокудзю пришлось подчиниться: ведь нужно слушаться свою старшую сестру. Ученики не верили своим глазам! Они же проверяли — он не дышал, и сердце его не билось! Бокудзю опустился, лёг на кровать и сказал своей сестре: — Ну, хорошо, можешь идти, не беспокойся. Я умру, как положено. Сестра ушла, и он тут же умер, как положено. Ученики снова проверили. Всё было по-прежнему — ни дыхания, ни пульса.

Ответов - 8

Ханай: Просто СУПЕР!!! Особенно про Лин-чи...человек полного принятия!!!

Еше Нинбо: В притче про уход Бокудзю нет ни капли вымысла, даю голову на отсечение. Ссылочку бы ещё на эти притчи надо привести.

Olha: http://pritchi.mozgun.ru/index.php?id=4 ссылочка

Ерика: Есть притча, на мой взгляд, интересная… и даже попахивает дзэном. У одного человека был алмаз, несказанной красоты, о-очень дорогой, но его портила крохотная царапина, такая маленькая и вредная, она царапала его по сердцу, и наконец он не выдержал и отправился в ювелирную мастерскую. Наш герой выбрал самую дорогую, самую респектабельную мастерскую, какая была в его городе, - чтобы уж точно там не испортили его драгоценную вещицу. «Вот, гляньте, - сказал он мастеру, - можно ли исправить?» Мастер глянул и заохал: «Да Вы что? Это же королевский алмаз! Мы с такими не работаем, - случись что, я же с Вами за всю жизнь не рассчитаюсь! Нет, нет и нет!» …Несолоно хлебавши, герой нащ отправился восвояси. По пути ему встретилась маленькая ювелирная лавочка. «Дай зайду», - решил владелец алмаза, - раз уж по пути…» Зашел. В лавочке его встретили двое: хозяин-ювелир и молодой парнишка, подмастерье. «Вот, не угодно ли взглянуть… Очень хотелось бы поправить». Ювелир осмотрел алмаз и подозвал подмастерье: «Вот, смотри: здесь подточить, тут …ну, сам знаешь. Иди, делай» Парнишка удалился в другую комнату. «Что?! – возопил наш герой, - мне отказали самые опытные мастера, а Вы доверили это дело какому-то сопляку?! Да Вы хоть знаете, сколько он стоит?!» «Тихо, чего Вы кричите? – ответил хозяин лавочки, - Сколько он стоит, я знаю, Вы знаете, а он (кивок в сторону) не знает. Он сделает».

Actor:

Anadi: Не знаю, как вам покажется - дзенская ли это притча... По-моему - вполне. Kак-то, два друга много дней шли в пустыне. Однажды они поспорили, и один из них сгоряча дал пощёчину другому. Его друг, почувствовал боль, но ничего не сказал. Молча, он написал на песке: "Сегодня мой самый лучший друг дал мне пощёчину". Друзья продолжали идти, и через много дней нашли оазис, в котором они решили искупаться. Тот, который получил пощёчину, едва не утонул и его друг его спас. Когда он пришёл в себя, то высек на камне: "Сегодня мой самый лучший друг спас мне жизнь". Первый спросил его: - Когда я тебя обидел, ты написал на песке, а теперь ты пишешь на камне. Почему? И друг ответил: - Когда кто-либо нас обижает, мы должны написать это на песке, чтобы ветры могли стереть это. Но когда кто-либо делает что-либо хорошее, мы должны высечь это на камне, чтобы никакой ветер не смог бы стереть это. Учись писать обиды на песке, а радости - на камне...

Ханай: Недавно нашли вот такой стих о Пути, известного дзенского мастера Хофуку: "Не говори мне как труден путь. Путь птиц, вьющихся далеко , Прямо перед тобой. Воды долины Докей, Вы возвращаетесь в океан, А я иду в горы..."

Ханай: Японии, в одном поселке недалеко от столицы жил старый мудрый самурай. Однажды, когда он вел занятия со своими учениками, к нему подошел молодой боец, известный своей грубостью и жестокостью. Его любимым приемом была провокация: он выводил противника из себя и, ослепленный яростью, тот принимал его вызов, совершал ошибку за ошибкой и в результате проигрывал бой. Молодой боец начал оскорблять старика: он бросал в него камни, плевался и ругался последними словами. Но старик оставался невозмутимым и продолжал занятия. В конце дня раздраженный и уставший молодой боец убрался восвояси. Ученики, удивленные тем, что старик вынес столько оскорблений, спросили его: — Почему вы не вызвали его на бой? Неужели испугались поражения? Старый самурай ответил: — Если кто-то подойдет к вам с подарком и вы не примете его, кому будет принадлежать подарок? — Своему прежнему хозяину, — ответил один из учеников. — Тоже самое касается зависти, ненависти и ругательств. До тех пор, пока ты не примешь их, они принадлежат тому, кто их принес.



полная версия страницы