Форум » Лекции » Борьба с духом блуда. Из поучений святых отцов церкви » Ответить

Борьба с духом блуда. Из поучений святых отцов церкви

Еше Нинбо: Об охранении души и тела в чистоте целомудрия И поучений святых отцов церкви. ..... Святой Иоанн Лествичник: "Не вдавайся в обман, юноша! Видел я некоторых, молящихся о любимых ими лицах, которые, будучи побуждаемы на то блудною страстию, думали однако ж, что исполняют долг святой любви"

Ответов - 11

Айжан: Думается не стоит концентрироваться на этой теме. - Что Вы думаете о Дьяволе? - спросили суфийскую святую Рабию - Я не думаю о нем, я думаю о Боге, - ответила святая ПРИТЧА: Как-то, не очень давно, на берегу Ганга молился один великий подвижник, и мимо него прошла девушка из соседней деревни, спеша на свидание к своему возлюбленному на другой берег. А надо сказать, что пройти мимо молящегося считается в Индии большим грехом, ибо это значить стать между ним и Богом, закрыть его от Лика Божия. Отшельник видел, что она прошла перед ним, но ничего не сказал ей и продолжал молиться. Окончив молитву, он сидел на берегу погрузившись в благочестивые размышления. Через некоторое время он увидел ту же девушку, которая возвращалась домой со свидания и сурово сказал ей: - Знаешь ли ты, что совершила великий грех: ты прошла мимо меня, когда я молился. Девушка сказала ему: - Молясь, ты думал о Боге, но не любил Бога. Я шла к человеку и думала только о человеке, слабом проявлении Божьем, - и я не видела тебя. Ты же думал о Боге - но все-таки заметил меня. Не любишь ты Бога и напрасно молился ты. Услышав эти слова, отшельник устыдился и смолк.

Еше Нинбо: Святая слукавила, не кажется ли Вам? Всем хочется казаться совершенными. Как же она могла признаться в том, что она хоть изредка, но всё же подумывает о тов. Дьяволе. А я считаю, что стоит концентрироваться, иначе не избежать падения с Эвереста. Нельзя расслабляться в данном вопросе. Про тов. Дьявола забывать не надо. А то будет потеряна обороноспособность. И вас застанет он врасплох. А ведь борьба с ним - это война, внутренняя война, борьба. Божественый герой воюет со своими внутренними врагами, главный из которых похоть, основной животный инстинкт. Конечно, нужно укреплять чистоту и все другие положительные божественные качества. Но про свои негативные качества забывать не стоит. А то они могут внезапно проявиться, а вы можете быть неготовы и думать, что вы уже святой. А на деле вам может быть ещё очень, очень и очень далеко до святости.

Ерика: Вот счастливчик этот тов.Дьявол! О нем подумывает сама святая Рабия. А уж когда кто-то, засучив рукава, пытается дать ему в морду, наш герой, наверное, подпрыгивает от удовольствия: ура, новая махачка! Да, на пенсию ему уходить рано.

Айжан: Ну не знаю... для кого-то наверное похоть и основной животный инстинкт. Но про святую это Вы зря .... ... зря это Вы. Почитайте хотя бы вот здесь: http://www.sufism.ru/sw/txt/rabija.html ...С одним только безоговорочно соглашусь: до святости конечно же нам всем очень и очень далеко. Иначе не бессмыслицей ли стало бы все наше обсуждение? Что ж, расскажу, пожалуй еще пару-тройку притч *** Семь лет добиралась Рабия до Мекки, совершая паломничество. Большую часть пути она преодолела ползком. Семь лет она ревностно старалась всю себя посвящать только Богу, непрестанно устремляясь к Нему в своих помыслах. – Ты нечиста, – услышала она внезапно голос, – что же это за искания, которыми ты столь преисполнена? Если ты жаждешь Меня – Я явлю тебе один лишь проблеск Своей славы и полностью уничтожу тебя. – О Господь Всемогущий, – ответила она, – Рабия не способна воспринять великолепие лика Твоего. Единственное, чего я жаждаю, – это всего лишь духовной нищеты. – “Всего лишь”? О Рабия, нищета – это бич разрушающий, это гнев Мой, и Я помещаю его на пути тех, кто умер для своего “я”. Я привлекаю их к Себе, и тогда. когда меньше чем на волос остаётся между ними и Единением, Я пускаю прахом начинания их и отбрасываю их прочь, удерживая на отдалении. Ты же пока занавешена семьюдесятью тысячами завес. И лишь когда избавишься ты от этих завес и приблизишься к Пути, может, и удостоишься ты той нищеты, которой жаждешь. *** По возвращении Рабия начала поститься. Неделю она не вкушала пищи. На восьмой день ее нафс начал жаловаться ей: – Сколько еще будешь ты мучить меня? Достаточно уж ты попостилась. Рабия еще не успела ответить, как в дверь постучали. Она открыла. Женщина принесла ей корзинку со снедью как подношение. Рабия приняла ее подношение, посчитав это за знамение Божие. Она вышла за свечой, а когда вернулась, оказалось, что кошка полакомилась принесенной снедью. Примирившись с утратой снеди, она решила попить воды, тем самым смягчив свой строгий пост, как она делала в предыдущие вечера, и повернулась, чтобы взять кувшин. В это мгновение свеча потухла. В темноте Рабия взяла кувшин, но тут ручка у кувшина отвалилась и вода разлилась. Со вздохом Рабия воззвала к Господу: – О Господи, почему Ты так поступаешь со мною? – Если тебе угодно, все мирские блага прольются на тебя, – раздался голос. – Однако взамен этого твой любовный недуг к Нам покинет твое сердце. Любовный недуг и мирское процветание не могут соседствовать в одном сердце. У тебя есть цель, и у Нас она есть. Наша цель и твоя не способны объединиться в одном сердце. Услышав это, Рабия ожесточила свое сердце против мирского и поклялась никогда более не жаловаться на свое положение. *** Однажды, когда они были дома, старая женщина оглядела нехитрое убранство их жилища – кувшин с отбитой ручкой, тростниковую циновку, кирпич, который служил Рабие изголовьем вместо подушки – и вдруг внезапно поняла, с кем она живет под одной крышей. – Ты... ты такая... Ты же святая, Рабия. Вся твоя жизнь – нескончаемый пост и молитва. – Для меня это естественно. – Да, именно так, Рабия, – сказала женщина и замолчала, как бы ощущая вкус этого имени. – Можно, я спрошу тебя?.. Рабия прикрыла глаза и кивнула. – Как ты думаешь, что из того, что ты соблюдаешь, зачтется тебе пред Господом? Рабия со вздохом прошептала: – Боюсь, всё, что я делаю, будет свидетельствовать против меня. – Может быть, ты наставишь меня, дашь совет? – Скрывай свои достоинства так же, как стараешься спрятать свои недостатки. А теперь отправляйся-ка спать, ты выглядишь усталой. – А как же ты? Ты идёшь? – Я чуть задержусь. А ты иди, не хочу беспокоить тебя. Окончив ночной намаз, Рабия тихо выбралась через окно своей комнаты на крышу. Здесь она расстелила свою циновку для молитвы и преклонила колени. – О мой Повелитель, – обратилась она к Господу, – звезды мерцают, все глаза укрыты сном, за запертыми вратами спят правители, сплетают объятия влюбленные, празднуя близость. Я же одинока пред Твоим ликом. Ниспошли недругам Своим дольнее какое пожелаешь. Ниспошли друзьям Своим горнее какое пожелаешь. Мне же довольно и Тебя Самого. Единственное радение моё, единственное желание в этом мире – помнить Тебя, а в том мире – узрить лик Твой. Вот и весь мой достаток, и да свершится воля Твоя. Почти же мое сердце Своим присутствием – или приими мои молитвы, переполняющие сердце. Единственное желание моё – любить Тебя. Рабия молилась до рассвета. Перед зарею она заплакала: О Боже! Еще одна ночь на исходе, наступает новый день. О если бы Ты дал мне знать, приемлемо ли для Тебя мое ночное бденье, довольствоваться мне или печаловаться? После утреннего намаза Рабия свернула свою циновку для молитв и сошла вниз – готовиться к наступающему дню. *** Уже несколько недель Хасан не видел Рабию и забеспокоился о том, здорова ли она. Он снискал в Басре славу человека набожного и аскетичного, но возле Рабии ощущал себя просто ничтожным. В последнее время она частенько прибаливала. Он навещал ее и старался внушить ей, чтобы она берегла себя. – Мастер, простите меня. Эта посылка предназначается для вас, – один из учеников Хасана вошел в комнату, встал на колени и положил сверток у его ног. Хасан поднял его и улыбнулся. – Это от Рабии. Разверни его. Ученик раскрыл сверток. Внутри он обнаружил свернутый платок и осторожно развернул его. В нем лежали кусочек воска, иголка и волос. – Непонятно, – пробурчал ученик. Он пошарил в обертке и обнаружил записку. – Читай. – Здесь написано: “Хотя ты сжигаешь себя подобно воску, ты освещаешь мир. Как иголка, снуй неутомимо, духовно труждаясь, внешне оставаясь бесплодным. Обретя эти достоинства, стань волосом, чтобы твое труждание не было напрасным”. Что это значит, учитель? Похоже на бред. Хасан усмехнулся. Прошли годы, но он по-прежнему хорошо помнил ту, самую первую встречу с Рабией. Он горько стенал на крыше своего дома, как вдруг раздался голос. Кто-то окликал его: – Что такое, Хасан? А если это всего лишь слезы твоей дурацкой самости? Овладей же собой до того, как это кипучее море овладеет тобой и ты утратишь в нем себя. Его ошеломили эти слова. Позже он спросил у своих учеников, кто произнес их. Они сказали, то была старая женщина по имени Рабия, и указали ему на нее. Спустя несколько дней, бродя по берегу Евфрата, Хасан увидел эту женщину, которая шла одна. Достав свой молитвенный коврик, он расстелил его на воде и шагнул на него. – Иди, Рабия, – пригласил он. – Давай совершим два раката намаза здесь, если тебя это устраивает. При этих словах тень набежала на лицо Рабии. – О мастер, – сказала она, – на рынке мира ты тщетно выставляешь себя перед истинными искателями Реальности. Было бы лучше вести себя так, чтобы не привлекать к себе внимания. Да, – подумал он про себя, – он просто ничто рядом с ней. – Мастер, я не понял, что значит это странное послание. “Стать волосом”? Эта женщина воистину безумна. – Дай Бог и мне когда-нибудь стать таким же “безумцем”. Я следую пути аскезы, – и это всё, на что я способен. Рабия же следует пути любви. Стать волосом значит стать ничем и более не зрить себя. Лишь таким путем можно на самом деле смирить себя перед Господом. Хасан почувствовал в ученике внутреннюю обиду, и продолжил: – А ведь я однажды предложил Рабии руку и сердце, ты знаешь об этом? Ученик отрицательно мотнул головой. – И что она ответила? – Она сказала, что брачный договор связывает одну личную жизнь с другой, у нее же нет личной жизни. “О своей жизни я ничего не ведаю, – сказала она, – я живу Его жизнью”. – Как же ты достигла такой стоянки? – допытывался я. Она ответила: “Через утрату всех моих достижений в Нём”. Так что будь осмотрительнее в своих суждениях о Рабии. Она – одна из избранных слуг Господних. Я как раз собираюсь навестить ее. Будет нелишне и тебе встретиться с ней. Хасан улыбнулся: “Возможно, ты изменишь свое мнение о ней”.

Еше Нинбо: А вот и новая порция горького лекарства от святых седового прошлого: Иоанн Лествичник: "Во время бури искушения похотию хорошею помощию бывает для нас власяница,пепел, всенощное стояние, голод, жажда палящая, немногими каплями прохлаждаемая, пребывание в гробищах, а паче всего смирение сердца и, если можно, духовный отец или усердный брат, скорый на помощь и старый разумом, ибо я почитаю за чудо, чтобы кто-нибудь мог один, сам собою, спасти корабль свой от сей пучины" "Пса сего (блудного беса), когда он приходит к тебе, прогоняй духовным орудием молитвы и, сколько бы он ни продолжал бесстыдствовать, не уступай ему" Святой Ефрем Сирианин: "Как свинье приятно валяться в грязи, так и бесы находят для себя приятность в блуде и нечистоте" "Подавляй в себе похоть, пока она не подавила тебя, потому что покоряющихся ей приводит она во дно адово" "О том, чтоб не упиваться вином и не проводить времени с женщинами, излишне и говорить, так как всякий сам ясно видит, сколь чуждо это добродетели. И не в этом только одном необходимо беречься устремления бесов, но и с мужчинами не должно вести разговоров изнеженых, могущих возбудить похотную сласть и повлечь душу в погибель. От свидания с женщинами отказываемся мы не потому, чтоб почитали женщин лукавыми, но потому, что чрез свидание и беседу с женщинми врагу легко нас низложить и довести до преступления заповеди Божией. Нам же надобно отвсюду беречься приражения лукавых духов, возлагая надежду на всеоружие и силу Святого Духа. Кто запирает от врага одну дверь, а две отворяет ему и думает о себе, что он в безопасности, тот обманывается. Нет, отовсюду необходимо себя обезопасить и не давать предлога ищущему предлогов.

Еше Нинбо: Айжан пишет: Хасан почувствовал в ученике внутреннюю обиду, и продолжил: – А ведь я однажды предложил Рабии руку и сердце, ты знаешь об этом? Ученик отрицательно мотнул головой. – И что она ответила? – Она сказала, что брачный договор связывает одну личную жизнь с другой, у нее же нет личной жизни. “О своей жизни я ничего не ведаю, – сказала она, – я живу Его жизнью”. – Как же ты достигла такой стоянки? – допытывался я. Она ответила: “Через утрату всех моих достижений в Нём”. Так что будь осмотрительнее в своих суждениях о Рабии. Она – одна из избранных слуг Господних Достойно.

Айжан: Хасан: Я следую пути аскезы, – и это всё, на что я способен. Рабия же следует пути любви. Стать волосом значит стать ничем и более не зрить себя. Лишь таким путем можно на самом деле смирить себя перед Господом.

Еше Нинбо: Она следует пути любви к Господу Всевышнему.

Еше Нинбо: Запамятовал. А тема эта уже была: http://beregzapredelnogo.forum24.ru/?1-4-0-00000022-000-0-0-1290719315

жэньса: Иоанн Лествичник: "Господь, как нетленный и бестелесный, радуется о чистоте и нерастлении нашего тела; бесы же ни о чём другом столько не веселятся, как о блуде злосмрадном, и никакой страсти не любят так, как эту, осквернительницу тел" (15,35)

Еше Нинбо: Преподобный Нил Синайский: "Воззрение на женщину в невоздержном возбуждает непотребную страсть, а целомудренного располагает к прославлению Бога"



полная версия страницы