Форум » Божественная поэзия » Поэты о музыке » Ответить

Поэты о музыке

Айжан: Друзья! А я вот подумала: раз уж этот форум создали музыканты, то почему бы поэтам не поговорить о музыке? Выкладывайте сюда все, что прочитали или сами написали о музыке, в-общем все, что зацепило. А мы все будем читать и получать удовольствие! С улыбкой, Smile ;)

Ответов - 30

Айжан: Для начала хочу поделиться с вами вот этим вот замечательным стихотворением моего любимого поэта Юрия Левитанского: * * * Есть в музыке такая неземная, как бы не здесь рожденная печаль, которую ни скрипка, ни рояль до основанья вычерпать не могут. И арфы сладкозвучная струна или органа трепетные трубы для той печали слишком, что ли, грубы для той безмерной скорби неземной. Но вот они сошлись, соединясь в могучее сообщество оркестра, и палочка всесильного маэстро, как перст судьбы, указывает ввысь. Туда, туда, где звездные миры, и нету им числа и нет предела. О, этот дирижер - он знает дело. Он их в такие выси вознесет! Туда, туда, все выше, все быстрей, где звездная неистовствует фуга... Метет метель. Неистовствует вьюга. Они уже дрожат. Как их трясет! Как в шторм девятибальная волна, в беспамятстве их кружит и мотает, и капельки всего лишь не хватает, чтоб сердце, наконец, разорвалось. Но что-то остается там на дне, и плещется в таинственном сосуде, остаток, тот осадок самой сути, ее безмерной скорби неземной. И вот тогда, с подоблачных высот, той капельки владетель и хранитель, нисходит инопланетянин Моцарт и нам бокал с улыбкой подает: и можно до последнего глотка испить ее, всю горечь той печали, чтоб чуя уже холод за плечами, вдруг удивиться - как она сладка! (Юрий Левитанский, ссылка: http://www.litera.ru/stixiya/razval/levitanskij.html#est-v-muzyke)

Светлана: Золотая Флейта О, Свет, Блаженство и Покой, Дороги к вам мне нет. Смятенье ночи грозовой Беснуется во мне. Мой тщетен крик, мой голос тих; Земли враждебен вид. Кто груз разделит мук моих? Мне жалом смерть грозит. В реке Времён я — утлый плот; Снесло моё весло. В страну, где Божий День цветёт, Доплыть так тяжело. Но чу! Звук Флейты золотой — И я Вершин достиг. О, Абсолют, Спаситель мой! Прочь, смерть! Прочь, мрака лик. (Шри Чинмой " Источник музыки. ")

Айжан: Спасибо Светлана, это одно из прекраснейших стихотворений Шри Чинмоя. А вот как оно звучит по-английски: The Golden Flute A sea of Peace and Joy and Light Beyond my reach I know. In me the storm-tossed weeping night Finds room to rage and flow. I cry aloud, but all in vain; I helpless, the earth unkind What soul of might can share my pain? Death-dart alone I find. A raft am I on the sea of Time, My oars are washed away. How can I hope to reach the clime Of God's eternal Day? But hark! I hear Thy golden Flute, Its notes bring the Summit down. Now safe am I, O Absolute! Gone death, gone night's stark frown! (Copyright © Sri Chinmoy 1974)

Айжан: На это стихотворение Шри Чинмой написал музыку. Ноты можно найти на www.srichinmoysongs.com To give wings of eternity to that which is most ephemeral; To make divine things human and human things divine; Such is Bach, the greatest and purest moment in music Of all time. (Copyright © 2010 Sri Chinmoy All rights reserved under Creative Commons license 3.0 Words by Pablo Casals, Music by Sri Chinmoy) *** Дать крылья Вечности тому, что эфемерно, скоротечно И в мимолетном звуке знак Бессмертия явить. Божественное сделать близким детям человечьим И на дела людские свет Всевышнего пролить. Таков он, Бах, миг откровенья величайший и чистейший И в музыке связующая времена живая нить. (Слова Пабло Казалс, перев. Smile, 365 лепестков благодарности, 23.11.10) В одном из писем от 21 июля 1827 года Гете написал о Бахе: «У меня было такое ощущение, словно Вечная Гармония беседовала сама с собой, как это было, наверное, в груди Господа перед сотворением мира. Так же была встревожена и моя душа. Я чувствовал, словно у меня нет ни ушей, ни глаз, ни других органов чувств, да и в них, вобщем-то, и не было необходимости». Альберт Швейцер, исследовавший творчество Баха, констатировал: «Свои партитуры Бах украшал особенными словами: «Gloria Soli Deo», - которые означали «Слава Единому Богу». Эти слова были для него не формулой, а исповеданием веры, пронизывающей все его творчество. Музыка для него – Богослужение. Искусство было для Баха поклонением Господу, поэтому оно не имело ничего общего ни с миром, ни с успехом в мире. Оно было самоцелью. Религия у Баха входит в понимание искусства».

Айжан: Вообще-то это песня - но такая, из которой ни слова не выкинешь! Булат Окуджава. Музыкант играл на скрипке. Музыкант играл на скрипке, я в глаза ему глядел, Я не то чтоб любопытствовал - я по небу летел. Я не то чтобы от скуки, я надеялся понять, Как умеют эти руки эти звуки извлекать Из какой-то деревяшки, из каких-то бледных жил, Из какой-то там фантазии, которой он служил. А еще ведь надо в душу к нам проникнуть и поджечь. А чего с ней церемониться, чего ее беречь. Счастлив дом, где пенье скрипки наставляет нас на путь. И вселяет в нас надежду; остальное - как-нибудь. Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу, По чьему благословению я по небу лечу. Счастлив тот, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер, Музыкант, соорудивший из души моей костер. А душа, уж это точно, ежели обожжена, Справедливей, милосерднее и праведней она.

Actor: Очень вдохновляющие слова

Айжан: и очень проникновенная песня, особенно когда поет сам Булат.

Айжан: Я не знаю, о чем думала Зинаида Миркина, когда писала вот это стихотворение, но когда я его читаю, мне почему-то всегда слышится Утро из муз.сюиты Пер Гюнт выдающегося норвежского композитора Эдварда Грига. Эх, жаль что здесь музыку не вставишь! Наверное можно найти на youtube. 1. Не чувствую, что мы разделены.— Ты просто спишь, твой сон бессрочный длится, А я смотрю твои цветные сны, Уже не видя самого сновидца. Расправлен дух в последней тишине. Недвижный лик из мрамора изваян. Но что же, что же движется во мне? По чьим веленьям сердце оживает? Не чувствую, что мы разделены. Ни «там», ни «здесь» — все те же волны света.. Ты спишь, а мне показываешь сны, Цветные сны твои... но сны ли это? 2. Бессмертие... Оно живет вот тут, В моем виске пульсирует бессмертье. Чужие сны невидимо плывут И предстают перед глазами сердца. Не разбуди, а вниди в долгий сон... Великий сон горы веками длится. Отвесом к небу профиль устремлен. Пространство кружит, как большая птица. Не разбуди... Ну что с того, что вдруг Покажешь всем, откроешь перед всеми? О, веточки оторванной испуг! О, раненое, вскрикнувшее время! Не тронь его. Источники темны. Чем глубже пласт, тем тише, безответней. Лишь научись смотреть чужие сны, И Бог войдет в свой сон тысячелетний, 3. Чужие сны... И мой прозрачный сон, Вам всем чужой... А небо над домами? А тот густой, поросший лесом склон? А это отгорающее пламя? Все чуждое? И как чужие сны Неведомо? Чей дух наполнил глину? Кто чертит в небе линию сосны, Кто чертит в скалах тайные картины? Нет никого. Лишь блики на воде, Загадки леса, вечности дремота. Не кто, а что. Не где-то, а везде, Всегда, во всем, и все же— кто-то. Кто-то. (Зинаида Миркина. Чужие сны)

Айжан: Хотела прокомментировать это стихотворение Зинаиды Миркиной, но потом решила ничего не писать. Стихотворение говорит само за себя... *** Вы никогда не слышали органа. Иначе бы никто и никогда Не оскорбил бы вас и не унизил И не заставил бы дрожать от страха. Ведь невозможно море оскорбить, Унизить небо и доставить боль Вершине горной. То, что в нас болит, То, что нас мучит, То, что нас пугает - не мы. И в час, когда хоронят Вот то, что так дрожало и болело, Звучит орган, Звучит моя Душа Которая вне боли И вне страха. Которую нельзя похоронить. Уймите плач. Иль плачьте, плачьте, плачьте. Но не от расставанья, а от Встречи С моей Душой, которой вы боялись, С моей Душой, которой никогда не знали до конца, С Душой моею, такою же моею, как и вашей. Так ждущей, чтоб ее узнали вы. ( Зинаида Миркина. сб. Из безмолвия. М., Evidentis, 2005) Хотя, дорогие друзья, хотелось бы все же услышать, что вы об этом думаете. С благодарностью, Smile;)

Ханай: Просто нет слов... Тысячи ПОКЛОНОВ!!! Хотелось бы побольше ЕЁ стихов увидеть...

Anadi: Айжан, думать ничего не получается... Получается только плакать - от ВСТРЕЧИ с великой Душой... И читать, читать... - впитывать, пить и упиваться - снова и снова наполняться живым Чистым ИСТОЧНИКОМ - Творениями Зинаиды Александровны - о чем бы Она ни писала...

Анимэ: Здорово!!! Спасибо!

Anadi: Анна Ахматова МУЗЫКА В ней что-то чудотворное горит, И на глазах ее края граняться. Она одна со мною говорит, Когда другие подойти бояться. Когда последний друг отвел глаза, Она была со мной в моей могиле И пела словно первая гроза Иль будто все цветы заговорили... 1958 В годы ежовщины - репрессий, ссылок, лагерей и предательств - люди тоже спасались Музыкой. Стих Ахматовой трагичен, но - и сила, и чудо в нем есть - волшебство...

Айжан: Anadi пишет: Стих Ахматовой трагичен, но - и сила да... а это эпизод из предисловия к ее поэме "Реквием": 30-е годы. Одна из женщин узнает Ахматову, вместе со всеми стоящую в длинной, мрачной тюремной очереди, чтобы сдать передачу сыну и узнать о его судьбе... "Тогда стоящая за мной женщина с голубыми губами, которая, конечно, никогда в жизни не слыхала моего имени, очнулась от свойственного всем нам оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом) : -А это вы можете описать ? И я сказала: - Могу . Тогда что - то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом .» В эти годы Ахматова не записывает своих стихов, отказавшись от пера и бумаги. Л. К. Чуковская в своих воспоминаниях пишет о том, с какой осторожностью, шепотом читала поэтесса свои стихи, так как застенок был совсем рядом. Однако, лишенная возможности писать, Анна Ахматова вместе с тем пережила именно в эти годы величайший творческий взлет. ...Созданный между 1935 и 1940 годами "Реквием" был опубликован лишь спустя полвека - в 1987 году в журнале "Октябрь". " У каждого поэта своя трагедия, иначе он не поэт. Без трагедии нет поэта - поэзия живет и дышит над самой пропастью трагического, "бездны мрачной на краю". А. Ахматова

Айжан: ну может это не совсем божественно, но немножко забавно : Скрипка и немножко нервно Владимир Маяковский (1914) Скрипка издергалась, упрашивая, и вдруг разревелась так по-детски, что барабан не выдержал: «Хорошо, хорошо, хорошо!» А сам устал, не дослушал скрипкиной речи, шмыгнул на горящий Кузнецкий и ушел. Оркестр чужо смотрел, как выплакивалась скрипка без слов, без такта, и только где-то глупая тарелка вылязгивала: «Что это?» «Как это?» А когда геликон — меднорожий, потный, крикнул: «Дура, плакса, вытри!» — я встал, шатаясь полез через ноты, сгибающиеся под ужасом пюпитры, зачем-то крикнул: «Боже!», Бросился на деревянную шею: «Знаете что, скрипка? Мы ужасно похожи: я вот тоже ору — а доказать ничего не умею!» Музыканты смеются: «Влип как! Пришел к деревянной невесте! Голова!» А мне — наплевать! Я — хороший. «Знаете что, скрипка? Давайте — будем жить вместе! А?»

Айжан: З. Миркина. 32 соната Бетховена *** Вначале – вихрь. Взрыв. Прорыв Творца. И – бунт в ответ всей плоти и всей крови. И – дрожь в руках, и – градом пот с лица, И – сердце, потрясённое в основе. Удар и – волны, бьющие вокруг. И – рваных ран сквозящее зиянье. Вначале – Воля, как гигантский плуг, Перевернувшая пласты сознанья. О, этот свет, объятый древней тьмой Бунтующих, восставших своеволий. Вначале – Боль. Но только, Боже мой, Что Ты творишь из этой первой боли! Что Ты сейчас посеешь в грудь мою, Отверстую от края и до края? Я всё тебе, мой Боже, отдаю И Твой удар святой благословляю. И охраняю тот покой зерна На глубине глубин, закрытой зренью. Вначале – крик. А после – тишина – Великий мир седьмого дня Творенья. (Зинаида Миркина, 1997, источник: http://www.poesis.ru/poeti-poezia/mirkina/frm_vers.htm) Эту сонату можно прослушать здесь (1-я часть): http://my.mail.ru/community/mr.god/71919C8A2C2D6399.html или на youtube (Соната №32, op.111 ч.1, исполняет Святослав Рихтер). Наиболее ярко это произведение исполнял выдающийся советский пианист Святослав Рихтер. *Соната для фортепиано № 32 до минор, op. 111 — последняя фортепианная соната Бетховена и одно из последних его сочинений для фортепиано вообще. Она была написана в 1821—1822 годах и посвящена эрцгерцогу Рудольфу Австрийскому. Соната содержит две контрастные части: Maestoso; Allegro con brio ed appassionato Arietta: Adagio molto, semplice e cantabile (материал из ВикипедиЯ Свободная Энциклопедия)

Айжан: Бетховену (последних сонат) ... Ты плачешь обо мне... Благодарю тебя. Плач льется со звезды из бесконечной дали. Ты даришь сердце мне, не видя, но любя. Благодарю за дар светящейся печали... Не зная обо мне, ты внял моей мольбе, Не ведая меня, ты сердцем сердце слушал. Благодарю за то, что боль моя - в тебе. Благодарю за то, что слились наши души. Ты тронул, ты задел ту самую струну, Что так трепещет вдруг в час муки, в час потери. Благодарю тебя за глубину - За тайный дом души, раскрывшей настежь двери. (З. Миркина. Из безмолвия. Evidentis, 2005)

Anadi: СПАСИБО. За эти стихи и за эту музыку. Я впервые слушала 32 сонату Бетховена. И впервые - ТАК слушала...

Айжан: Хотя автор этого стихотворения и сама неизменный участник форума, добавляю его пока память об осени свежа ибо уж очень нравится: *** Люблю, когда флейты вплетают В дым осени дзенскую ясность. Мелодия - снегом … И тает им – первым, Донельзя напрасным… А плесень - от желтой до ржавой, Разъест тебя до осознанья, И лист, от печали усталый, Умрет на последнем дыханьи. Оставив лишь ноту для флейты, Ты снегом зачем-то взлетаешь, И в танце из листьев и света Паришь и, что звук, исчезаешь В напеве простом и нездешнем, Гармонии дух ощущая, Откуда не знаешь сошедшим. Нет …знаешь… У самого края Ты им зарождался, как чудо. И лишь иногда понимая Все ж веришь: Я буду! Я буду Мелодией флейты… Снимая созвучий парящую данность Ты в осень листвой проникаешь. И - равенством, бывшая разность, И ты лишь полет вспоминаешь Волшебный, прозрачный, единый, По свойствам - чуть выше, чем счастье. Душа, наделенная властью, Как флейта и, ею творимый, Поток из твоих же видений О будущем, прошлом наполнит, Подвластную лишь вдохновенью, бытийность. И пусть не уронит осознанность - взятой вершины, Где флейта, как песня для Бога, И ты, как творенья причина И путь, от начала порога… (starry dew)

Айжан: *** I. Есть у души свой камертон: Завечеревший небосклон И тихий-тихий древний лес, Входящий в высоту небес. Лишь только здесь, в лесной тиши, Хранится чистый звук души. Беспримесный, чистейший звук - Прикосновенье Божьих рук К одной натянутой струне, Затрепетавшей в тишине. II. Все наши звуки временны, Все наши мысли тленны. А тишина беременна И неприкосновенна. Священное безмолвие Пустой небесной сини... Ведь пустота наполнена: Наш Бог живет в Пустыне. (Зинаида Миркина. Проникновенье света. Evidentis, 2008) Звук рождается из пауз. Это известно каждому музыканту. Мне очень нравится вот это блестящее высказывание Зинаиды Миркиной:"Звук есть переизбыток тишины". Духовная музыка рождается из безмолвия, а безмолвие - от Бога. Именно поэтому я поместила это стихотворение здесь. С благодарностью, Smile

Айжан: "Однажды утром, когда еще совсем ребенком я по своему обыкновению развлекался, бегая пальцами по клавишам старого фортепьяно, мною было пережито «озарение», которое осветило всю мою жизнь раз и навсегда. Я в восхищении замер, завороженный звуками сонаты, которую наверху играла моя мать. Воспоминание об этой минуте, открывшей мне имя Моцарта, впервые услышанное в ответ на мой вопрос — «кого это ты только что играла?» — не утратило ни живости, ни свежести первого впечатления, ни насущной важности его для меня. С того мгновения и по сей день мое преклонение перед Моцартом остается все таким же чистым, таким же всепоглощающим, как и в то утро." (Марсель Брион. Моцарт (серия ЖЗЛ)) *** Наш тихий дом, И с нами - розы, Разросшиеся, вросшие мне в сердце... И Моцарт, Моцарт - резвое дитя, Одним прыжком внезапно достающий До неба, чтобы принести оттуда Охапку ярко золотых лучей И утопить нас в золотистых брызгах... Ах, Моцарт, Моцарт, озорным движеньем Скользнувший сквозь скопившуюся тяжесть Несметных сил, готовых нас сдавить. Но кто нас сдавит, если с нами Моцарт, Разбрызгавший, как искры, детский смех, Летящий Моцарт, тот, кто ему известны Сокрытые от всех пути до Бога? Никто ему не может помешать, Пройдя сквозь тяжкий мрак, вдруг очутиться У Божьих ног И там, склонясь, затихнуть, Чтоб перед нами медленно раскрыть Прозрачную, как слезы, Бесконечнность. (Зинаида Миркина. Проникновенье света. Evidentis. 2008) Прослушать некоторые музыкальные произведения можно, в частности, здесь: http://my.mail.ru/community/mr.god/audio

Айжан: *** Дух, как взорвавшееся пламя, Как разметавшийся костер - Вдруг огненными языками Пронзает весь земной простор. И нет отныне непокорных - Всевластье полнобытия: Нет плоти, нет застывшей формы И нет меня. но Дух сей - Я. Громовый миг разрыва ткани - Кто жив, тот мертв; кто мертв, тот жив! О это Духа ликованье! Бессмертья огненный прорыв! ( З. Миркина. Из безмолвия. Evidentis, 2005) Это одно из двух известных мне стихотворений Зинаиды Миркиной об Апассионате. Соната для фортепиано № 23 фа минор Бетховена, соч. 57, также известная как Аппассионата (Appassionato- воодушевленно,страстно) — одна из самых известных его сонат. Сочинялась в течение 1803, 1804, 1805 и, возможно, 1806 годов. Впервые была опубликована в Вене в 1807 году. В Советское время соната приобрела особую известность благодаря словам Ленина о ней, записаным в очерке М.Горького "Ничего не знаю лучше «Apassionata», готов слушать ее каждый день. Изумительная, нечеловеческая музыка. Я всегда с гордостью, может быть, наивной, детской, думаю: вот какие чудеса могут делать люди <…> Но часто слушать музыку не могу, действует на нервы, хочется милые глупости говорить и гладить по головкам людей, которые, живя в грязном аду, могут создавать такую красоту. А сегодня гладить по головке никого нельзя — руку откусят, и надобно бить по головкам, бить безжалостно…"

Айжан: *** Apassionata (*) (*) страстная (итал.). От жара струились стручья, От стручьев струился жар, И ночь пронеслась, как из тучи С корнем вырванный шар. Удушьем свело оболочку, Как змей, трещала ладья, Сегодня ж мне кажется точкой Та ночь в небесах бытия. Не помню я, был ли я первым, Иль первою были вы По ней барабанили нервы, Как сетка из бичевы. Громадой рубцов напружась, От жару грязен и наг, Был одинок, как ужас, Ее восклицательный знак. Проставленный жизнью по сизой Безводной сахаре небес, Он плыл, оттянутый книзу, И пел про удельный вес. (Борис Пастернак. Апассионата, 1917) .... На вопрос о содержании музыки Бетховен отвечал кратко: "Прочтите Бурю Шекспира".

Айжан: *** В жизнь вечную с пустой сумою! Весь скарб накопленный - к нулю! Я все обиды ваши смою, Я все заботы утоплю. Одной гигантскою волною Единым Духом - на простор! За мной! За мной! Вослед за мною! Из ваших стен, из ваших нор! Всей боли, всей тоски обозы На дне моем погребены. И эти слезы, эти слезы - Из жизнетворной глубины. И сколько их ни есть, - все мало - Океанический прибой! Вот поднялись гигантским валом, Чтоб целый мир обнять собой. И опрокинуть, вырвать с корнем Все то, что темный страх нанес. Ведь эти слезы - жизнетворны, Миры растут из этих слез. Из них разлились океаны - Жизнь начинается с морей... Не бойтесь слез, не бойтесь раны! Не бойтесь Глубины своей! (З. Миркина. Из безмолвия. Evidentis, 2005) ...Это еще одно стихотворение Зинаиды Миркиной, посвященное Апассионате Бетховена.

Anadi: "Звук есть переизбыток тишины..." Слушаю, благодарю...

Ханай: "В жизнь вечную с пустой сумою!" Такое чувство, что этот стих написал Пробужденный Просветлённый Человек!!! И даже не просто человек, а Будда внутри человека...Тот кто стал Океаном!!! Ом...

Айжан: ТРИПТИХ-2 I Орган гремел. Моя душа Шла напролом, как вал, круша Все стены. Плотный мир дробя, Пыталась внутрь самой себя Прорваться. А из глубины. Из темноты - с той стороны, Сметя, пробив меня насквозь, В ответ - рыдание рвалось. II Бог - это ВСЁ. Я - дробь. Я - часть. А Он есть ВСЁ. О, эта власть Всецелости! Нет ничего Помимо Бога моего. Восторг великой полноты - Все есть в Тебе и все есть Ты! А я... Но я - не только я, Я - неотъемная Твоя Часть. О, грохочущий орган! Какой вселенский ураган Сдувает прах, уносит дым! Без Бога я - ничто, но - с Ним!... Но - потерявшаяся в Нём!.. О, Боже, Твой священный гром, Твой разъяренный пенный вал Мне смерть принес. И жизнь мне дал. Смерть - для меня, а жизнь - для Бога, Я принимаю суд Твой строгий, Всеведающнй Судия! - Да будет воля не моя, А лишь Твоя. Ты есть везде - И на земле и на звезде Одновременно. Ты - со мной, Как море - с каждою волной, Как сердце с каждой клеткой тела. Ты мне даешь свою Всецелость - Всю ширь, все звезды в вышине -- Ведь я -- в Тебе, а Ты - во мне. III О, кроткий лев, о тихий гром, О, полный ласки шепот Божий, - Орган, вещающий о том, Что все мы быть святыми можем, Что рай - не дальняя страна. Что сердце вхоже в эти дали, Что это просто тишина, Которой мы еще не знали, Что это глубина глубин, В которой ты доселе не был, В которой Бог совсем один С любовью тихою, как небо. Здесь наши крики не слышны, Они умолкли в сердце Бога. Здесь только жажда тишины - Еще чуть-чуть, еще немного... - И вот - у мук проглянет дно И будет в прошлом пламя ада. И - ты с самим собой - одно, И больше ничего не надо. (З. Миркина. Один на один. Ссылкаhttp://zhurnal.lib.ru/d/dmitrijeva_n/nadezda-1.shtml)

Айжан: Бог - это ВСЁ. Я - дробь. Я - часть. ... Для меня - это сильнейшая часть одного из сильнейших триптихов Зинаиды Миркиной.... Иконопись стихами....

Айжан: *** Чакона - это страшный суд. Вам страшно? Вы боитесь муки? Но жизнь всецелую несут Спасительные эти звуки. Да, жизнь, в которой смерти нет, Жизнь вечную, без капли тлена, Без капли тьмы - лишь только свет Раскрытых глаз Творца Вселенной. Конец неполноте земной, Непроходимая граница: В одной судьбе, в душе одной Уже не могут совместиться Ложь с правдой, серафим и бес - Всесильна Божия держава. Как дым на солнце, ад исчез. Как призрак, растворился дьявол. Свет жгучий страшного суда Насквозь пронзает тьму ночную. Оставь надежду навсегда На все, что было вкривь и всуе. Про снисхождение забудь. В испуге заметались тени - Нет суеты, есть только Суть. Нет сна. Настало пробужденье. (З. Миркина. Блаженная нищета. М., Летний сад, 2010) послушать можно на youtube или здесь: http://my.mail.ru/community/mr.god/36BBF44EB90355D6.html

Айжан: Мерцает звук Как горько, музыкант, то наблюденье, Что жизнь есть кратковременный недуг. Я слушаю мерцающий отдельный Усталый звук. Что переменчиво – наверняка продлится: Водица тоже превратится в лёд. И только звук, один лишь звук родится И в первозданном виде отойдёт… Но хочется мне быть тем самым звуком Кристальной и структурной чистоты, Чтоб даже без божественной поруки Мне верил ты. Ведь, если вдуматься: во имя созерцанья, Во имя продолженья наяву, Все перемены на хвосте мерцанья Приносит звук. (Арина Меркулова, 9 авг 2010, http://www.stihi.ru/2010/08/09/3390)



полная версия страницы